Информационно-методический и научно-педагогический журнал

bbs teen child fuck bbs

Иван Дмитриевич Лушников,
старший научный сотрудник лаборатории воспитания и социализации
АОУ ВО ДПО «Вологодский институт развития образования», доктор педагогических наук, профессор

Аннотация
«Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года» центральной задачей определяет организацию общественно-государственной системы воспитания.
Современная форма организации воспитания обусловливает принципиальное обновление ее методологии. В статье обосновывается совокупность методологических подходов, их последовательность и органическая взаимосвязь как необходимая и достаточная для решения центральной задачи стратегии с учетом региональных условий
Ключевые слова
Воспитание; методология воспитания; общественно-государственная система воспитания; общая теория систем; «понимающая стратегия»; синергетика

«Ничто не искоренит в нас твердой веры в то, что придет время, хотя, может быть, и не скоро, когда потомки наши будут с удивлением вспоминать, как долго мы пренебрегали делом воспитания и как много страдали от этой небрежности».
(К.Д. Ушинский)

Воспитание – вечная категория. Предназначенное по своей природе сохранять и приумножить культурный опыт общества, воспитание сопровождало всю историю человеческих цивилизаций, и в обществе ему навечно обеспечена особая роль: быть хранителем и созидателем истинно человеческого в Человеке, проявления добра и красоты в человеческих действиях и общении со всем живым в мире.

Неугасаемая духовная сила воспитания вновь подтвердилась в период фундаментальных социально-экономических преобразований в России в конце XX – начале XXI века, когда воспитание прошло путь от фактического забвения (Федеральный закон «Об образовании» 1992 года) до признания его в качестве стратегического общенационального приоритета в «Стратегии развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года» (далее – Стратегия).
Выход Стратегии отражает не только идею сохранения воспитания подрастающего и будущих поколений, но и нацеленность государства на создание условий поступательного движения воспитания синхронно со всеми направлениями общественно-государственного развития.
В этом отношении Стратегия выдвигает ведущую задачу: организация общественно-государственной системы воспитания на всех уровнях: федеральном, региональном, муниципальном. Воспитание всем обществом. Воспитание объединенными средствами общества и государства. Воспитание как новый, социально-педагогический процесс. Воспитание как реально управляемая социализация детей. Современное воспитание – в современном, динамично развивающемся обществе как в естественной среде взросления детей.
Общественно-государственная система воспитания (далее – ОГСВ) – новая форма организации воспитания. Она требует обновления всех компонентов воспитания: от понимания сущности воспитания до показателей его результативности. Обновление прежде всего методологии воспитания, исходя из общенаучного представления о методологии как общих основах умственной и практической деятельности, учения об организации деятельности (А.М. Новиков).
Социальные системы, особенно такие полифункциональные, как система воспитания, и процессы их организации могут быть различными, создаваться на разных методологических подходах. Тем более, что следует учитывать динамичность воспитания, изменение его целевых ориентаций, позиции участвующих в нем социальных субъектов и многие другие факторы. Целостная проработка проблемы организации ОГСВ требует опоры на продуманную, адекватную ей совокупность методологических подходов. В самом отборе, обосновании и расположении методологических опор будет отражаться научно-педагогическая логика практических действий по созданию ОГСВ: знание и осмысленное пользование методологией воспитания нужно не только ученым для разработки теории воспитания, но и практикам – творцам новой системы воспитания в конкретных социальных обстоятельствах во взаимодействии с конкретными детьми.
Прежде всего – о понятии воспитания.
Воспитание – это специально организованное, целенаправленное включение подрастающих поколений в освоение и преобразование мира человеческой культуры (В.А. Сластенин, И.А. Колесникова). Содержание первой части категории «воспитание» не вызывает у большинства педагогов сомнений, в нем подчеркивается отличительная особенность воспитания как вида социально значимой деятельности. Другое дело – вторая часть формулировки. Традиционно и до сих пор во многих педагогических и нормативных документах воспитание трактуется как включение детей только в освоение культуры, приобщение к существующим социальным практикам, что закрепляет традиционный взгляд на воспитание как на пассивно-воспринимающий, воспроизводящий, транслирующий существующие общественные отношения процесс.
Акцент на воспитание как на выработку готовности к «преобразованию мира человеческой культуры» принципиально меняет смысл воспитания, его внутреннюю сущность как мотивации к совершенствованию прогрессивных социальных практик.
О цели воспитания. Ясная, общепризнанная цель современного воспитания и в педагогике, и в общественных науках в целом, и в нормативных правовых документах сегодня «зависла». Налицо неопределенность в этом базовом вопросе. Стратегия определяет лишь «приоритетную задачу» в сфере воспитания детей, которой является «развитие высоконравственной личности, разделяющей российские традиционные духовные ценности, обладающей актуальными знаниями и умениями, способной реализовать свой потенциал в условиях современного общества, готовой к мирному созиданию и защите Родины. Отметим, что в скромном содержании этой «приоритетной» воспитательной задачи не все суждения однозначно могут быть отнесены к проблематике воспитания.
Цель современного воспитания мы видим в воспитании человека: гармонично развитого гражданина и патриота, творца все более прогрессивных общественных отношений и форм человеческой культуры, наследника и хранителя традиционных национальных ценностей и активного создателя новых ценностей, нравственно, эстетически и физически развитого, трудолюбивого и волевого, способного приумножать богатства Родины и защищать Родину; по-современному образованного, тяготеющего к исследованиям; конкурентоспособного; с развитыми индивидуальными способностями, не теряющего, а накапливающего высокие, от природы исходящие человеческие способности к творению добра и красоты. Надо вернуть в воспитание Человека!
Социально-педагогическую цель воспитания не достичь только педагогическими средствами. Методологические подходы к современному воспитанию, созданию ОГСВ следует искать в широком общенаучном межпредметном пространстве.
Антропологический подход к воспитанию. Ребенок как Человек – исходная точка всякой мыследеятельности педагога, воспитателя. В отечественной педагогике антропологический подход был ясно обозначен и представлен русской общественности К.Д. Ушинским в его знаменитой «Педагогической антропологии».
Аксиологический подход.
Спрашивается: есть ли в характеристике человека то ядро, по которому можно определить, с какой буквы – заглавной или строчной – можно писать слово «человек», имея в виду его высокое предназначение и желаемый результат воспитания.
Философия достаточно ясно отличает «человека» от «личности», описывая категорию «человека» целым рядом характеристик. Однако наиболее общей, социально и педагогически значимой характеристикой человека служит мир его ценностей. Человек есть то, что он ценит и чем руководствуется в общении. Это ответ и на житейское, «народное» проговаривание суждения: «Человек-то человек, да смотря какой человек».
В воспитательном смысле категория «человек» наполнена ценностным содержанием, освоенной гаммой национально значимых ценностей, которая становится аксиосферой индивида. Поэтому аксиологический и антропологический подходы к воспитанию выступают в неразрывном единстве, создавая синтетический ценностно-антропологический подход к современному воспитанию.
Ценностно-антропологический подход, с точки зрения истории нации, отражает культурно-исторический опыт. Человек приобщен к национальным ценностям, выработанным в истории нации. Сегодня мы имеем возможность опираться на эту совокупность ценностей, которая введена в Стратегию, в ФГОС общего образования, в Концепцию духовно-нравственного развития, представлена в научно-педагогических разработках и обозначена разными терминами, в несколько разных объемах, но не меняет своей сущности: «базовые национальные ценности», «национальные ценности», «фундаментальные ценности», «духовно-нравственные ценности».
Ценностно-антропологический под­ход создает содержательную основу для других методологических подходов в ориентации на создание ОГСВ.
Системный подход в организации ОГСВ.
Разнообразие представлений в науке о сущности системы все же позволяет редуцировать общее понятие о ней как о некотором целостном объединении определенных элементов с наличием взаимосвязей между ними.
Поскольку неоспоримым является обобщенное суждение о том, что система – это универсальный способ социальной жизни (Т. Парсонс) и понятие «система» широко применялось и применяется в педагогике и образовании, то для наших целей следует обратиться к его современному толкованию, опираясь на общую теорию систем (А.Н. Аверьянов, В.Г. Афанасьев, В.Н. Садовский, и др.), конкретизированную в теории педагогических систем (Ф.Ф. Королев, В.С. Ильин, В.А. Сластенин и др.).
Для характеристики системы воспитания выделим общие (родовые) качества любой системы:
‒ система есть целостность, обладающая системообразующим качеством;
‒ наличие элементов системы с их функциональной ролью, детерминированной системообразующим качеством;
‒ структура системы: связи, отношения между элементами в процессе их взаимодействия;
‒ взаимосвязь со средой: вхождение конкретной системы в структуры более общих систем и в то же время дифференциация от них;
‒ саморазвитие, самосохранение системы при определенных условиях.
В социальные системы включаются стандартизированные нормы и ценности, которые и выступают как системообразующие качества социальных систем. Для ОГСВ принципиальное значение имеют ценности-­цели*, которые и будут рассматриваться как системообразующие качества ОГСВ и придавать ей функцию целостности.
Элементами воспитательной системы выступают социальные субъекты, участвующие в ее создании, функционировании и развитии (индивиды, коллективы, организации, общества), – создатели структур социального бытия. Главным социальным субъектом в этом процессе выступает ребенок.
Структура воспитательной системы описывается связями, отношениями между субъектами взаимодействия.
Она проявляется в деятельности субъектов, в процессах, технологиях, методах, средствах взаимодействия субъектов друг с другом. Деятельность субъектов, их взаимодействие находятся под влиянием системообразующего качества.
Все социальные системы, включая воспитательную, – открытые системы, характеризующиеся отношениями со средой. Окружающий мир – источник противоречий и антагонизмов, вторгающихся в воспитание, он же – источник все новых субъектов взаимодействия. Без учета этого фактора невозможно создать ОГСВ, хотя это усложняет решение проблемы.
Значение общей теории систем для организации ОГСВ:
‒ общая теория систем задает обязательную совокупность качеств целенаправленно организованной системы воспитания;
‒ в этой совокупности качеств ведущее значение имеет определение системообразующего качества, создающего целостность системы;
‒ функциональную целостность воспитательной системы определяют национально значимые ценности.
Общая теория систем все же ограничена в своих возможностях в создании ОГСВ. Привлекаемые к ее созданию социальные субъекты имеют разновекторные ориентации, их воспитательная роль неосмысленна или (и) ограниченна; не ясен механизм взаимодействия субъектов; взаимосвязь со средой стихийная; механизм саморазвития отсутствует.
Общая теория систем сформировалась в категориях, прежде всего, авторитарной организации социальных систем, необходимо ее согласование с современными философско-методологическими теориями стратегий.
Методология «понимающей стратегии» в организации ОГСВ.
Стратегию можно понимать как деятельность, направленную на получение планируемого результата в перспективе долговременного развития.
Классическая интерпретация стратегии отражает авторитарное представление о взаимодействии:
‒ заранее определенная «линия» поведения субъектов;
‒ выделение главенствующей, подчиняющей и подавляющей роли одних субъектов и подчиненной роли других субъектов;
‒ включение подчиняющихся субъектов в заданную логику развертывания событий;
‒ превращение такой стратегии в стратагему.
Современное философское понимание стратегии – «понимающая стратегия». Ее общие характеристики:
‒ рассмотрение общества как полисубъектного образования;
‒ гуманистически ориентированное представление о взаимодействии;
‒ деятельностная роль субъектов взаимодействия;
‒ взаимное принятие социальными субъектами интересов, притязаний, установок друг друга.
Кратко сущность «понимающей стратегии» можно выразить таким характером взаимодействия субъектов:
‒ понимание позиции другого;
‒ принятие позиции другого;
‒ сотрудничество друг с другом в общем деле.
Понимающая стратегия есть форма проектирования и реализации социальных взаимодействий между разными субъектами (В.Е. Кемеров).
Значение «понимающей стратегии» для организации ОГСВ:
‒ закладывается новый, человеко-ориентированный стиль мышления и взаимодействий в воспитании;
‒ конкретизируются положения общей теории систем применительно к ОГСВ, базовые качественные характеристики любой социальной системы, в том числе воспитательной;
‒ позволяет начать разработку деятельностных механизмов создания и развития ОГСВ.
И все же «понимающая стратегия», вносящая незаменимый вклад в создание ОГСВ, ограничена в своих возможностях при создании интересующей нас системы воспитания. Она может обеспечить организованный подбор социальных субъектов взаимодействия, но не обеспечивает их устойчивое участие в создании ОГСВ; не гарантируется исчезновение «детерминированного хаоса», поскольку механизм взаимодействия между разновекторными субъектами не ясен; связи со средой тяготеют к традиционной «закрытости» и легко разрушаются; механизм саморазвития ОГСВ также не ясен.
Общая теория систем и «понимающая стратегия» (стратегия социальных взаимодействий) продвигают решение поставленной проблемы, но не решают ее полностью: не затрагивается вопрос достижения устойчивости воспитательных систем в условиях противоречивой социальной действительности, с разновекторным влиянием социальных субъектов на воспитание.
Анализ показывает, что ОГСВ – это сложная (полифункциональная, полиструктурная, поливекторная), открытая (непрерывный обмен энергией с внешним миром), неравновесная система с признаками самоорганизации.
Следовательно, ОГСВ – объект синергетики.
Синергетический подход в организации ОГСВ.
Синергетика (от лат. sinergeia) – совместное действие, рассматриваемое как междисциплинарное направление науки, изучающее общие закономерности явлений и процессов в сложных неравновесных системах на основе присущих им принципов самоорганизации (А.А. Грицанов).
Когда педагогика вынуждена прибегнуть к синергетике:
‒ когда процесс воспитания рассматривается как дело всего общества;
‒ когда арсенал средств педагогики необходимо объединить с позитивом средств общественных сил;
‒ когда педагогике предстоит выполнить ведущую роль организатора в сложном лабиринте противоречивых воздействий на детей и юношество.
Синергетические принципы, проявляющиеся в социально-педагогическом воспитании в единстве их противоположностей:
– порядок и хаос;
– равновесие и неравновесие;
– организованность и стихийность;
– согласованность и рассогласованность;
– стабильность и изменения и др.
Для воспитательных целей необходима управляемость, «перевод хаоса в порядок».
Воспитание как объект синергетики, кроме принципов требует учета синергетических закономерностей как методологических аксиом при создании ОГСВ:
– фундаментальной теоремы А. Пу­анкаре о невозможности исключения взаимодействия и неинтегрируемости динамических систем;
– связи неравновесных систем с их самоорганизацией;
– принципиальное отличие механизма действия синергетики от механизма действия кибернетики (командный стиль);
– невозможность однозначного определения эволюций сильно неравновесных систем, для которых существуют альтернативные пути развития.
Значение синергетики для организации ОГСВ:
А. Синергетика позволяет понять:
– что ОГСВ может создаваться только при осознании того, что мы имеем дело со сложной, открытой, неравновесной, динамической системой воспитания;
– при реальном взаимодействии разновекторных социальных субъектов в процессе создания ОГСВ естественна встреча с «детерминированным хаосом», из которого надо найти педагогический выход;
– возможность частичной интеграции динамических систем в процессе организации ОГСВ;
– каждый субъект взаимодействия представляет собой неравновесную систему (подсистему); воспитанник, как центральный субъект взаимодействия, также есть неравновесная система;
– воспитание, действующее по типу отношений «человек – человек» (Е.А. Климов), есть взаимодействие неравновесных систем, где субъекты могут по-разному самоорганизовываться и влиять на создание ОГСВ;
Б. Синергетика позволяет объяснить:
– основные причины затруднений, неудач в действующих системах воспитания;
– закономерности создания и распада воспитательных систем, перехода из одного состояния в другие вплоть до прогрессивных новаций или разлагающих личность состояний.
В. Синергетика в практическом плане позволяет разрабатывать модели и механизмы создания ОГСВ, «перевода хаоса в порядок».
Применение синергетических принципов, дополняющих принципы общей теории систем и «понимающей стратегии», в создании ОГСВ обещает достаточно полноценно наполнять все качественные характеристики новой воспитательной системы. На основе национальных ценностей создается функциональная целостность системы воспитания, обеспечивается свободное введение новых социальных субъектов в педагогическое взаимодействие при сохранении их «социального лица»; взаимодействие организуется на основе гуманистических принципов и педагогически регулируемого механизма; взаимосвязь со средой открытая, сложная, но управляемая; самоорганизация воспитательной системы осуществляется за счет механизма устойчивого развития ОГСВ как равновесия между устойчивостью и динамизмом.
Стратегия предусматривает при организации современного воспитания опору на традиции. В создании ОГСВ с учетом региональных особенностей (Вологодская область) важное значение имеет методология народной жизни на Русском Севере.
Философия лада народной жизни Русского Севера (В.И. Белов):
– укрепит позиции человековедческого и ценностного подходов как исходных для целей и смысла ОГСВ;
– в центр воспитания выдвигает Человека в его духовных, нравственных и этических качествах;
– заставляет заново осмыслить суть и корни лада (а не разлада) в народе, значение исторического опыта, традиций, обычаев русского народа как духовный костяк развития нации и воспитания детей.
В результате анализа методологических подходов к созданию ОГСВ можно сформулировать закон сохранения устойчивого развития общественно-государственной системы воспитания. Мы даем его в следующей формулировке: «ОГСВ сохраняет равновесие между устойчивостью и динамизмом, если непрерывно осуществляются адаптационные локальные взаимодействия субъектов системы и сила внешних хаотичных воздействий на систему не превышает силу ценностно-функциональной целостности системы» (И.Д. Лушников).
Синергетическая, социально-педагогическая и символическая расшифровка Закона не входит в содержание настоящей статьи.
Выводы.
Логически взаимосвязанная совокупность выделенных философско-методологических подходов, приоритетность и последовательность в их расположении обеспечивают:
– понимание новизны смысла, содержания и организационных основ современного воспитания;
– последовательное накопление потенциала обновления методологических основ в ориентации на создание новой формы организации воспитания – ОГСВ;
– разработку моделей и педагогических механизмов создания ОГСВ;
– сочетание общероссийских и региональных акцентов реализации Стратегии развития воспитания;
– создание новой теории воспитания для новых воспитательных практик.