Информационно-методический и научно-педагогический журнал

bbs teen child fuck bbs

К 75-летию Великой Победы

ВСЕРОССИЙСКИЙ КОНКУРС СОЧИНЕНИЙ СРЕДИ ШКОЛЬНИКОВ «БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ»

Всероссийский конкурс сочинений среди школьников «Без срока давности», приуроченный к Году памяти и славы в 2020 году, проводился под эгидой Президента Российской Федерации Министерством просвещения Российской Фе­де­рации совместно с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в сфере образования. В конкурсе приняли участие школьники 5–11-х классов всех общеобразовательных организаций Воло­год­ской области.

В конкурсных сочинениях участники рассматривали один из вопросов, связанных с сохранением и увековечением памяти о Великой Отечественной войне 1941–1945 годов (ВОВ): отражение событий ВОВ в истории субъекта, города или населенного пункта Российской Федерации; история создания мемориала или музея ВОВ; ВОВ в истории семьи участника конкурса; биографии участников боевых действий ВОВ или работников тыла в годы ВОВ; творчество писателей-фронтовиков ВОВ и поэтов-фронтовиков ВОВ; музыкальные произведения, книги, документальные и художественные фильмы, созданные в годы ВОВ или посвященные ВОВ; деятельность поисковых отрядов и волонтерских организаций и участие молодежи в мероприятиях по сохранению и увековечению памяти о ВОВ.

Конкурс проводился в два этапа. Финалистами конкурса стали все участники регионального этапа. Победителями регионального этапа и финалистами федерального этапа стали обучающиеся 7-го класса МБОУ «Явенгская школа» Вожегодского муниципального района – Бартинова Екатерина и Табаков Вячеслав.

Предлагаем познакомиться с конкурсной работой победителей.

Письма из прошлого

Мы любим бывать в нашем школьном музее. Здесь пахнет стариной в этнографическом отделе, где собраны предметы быта 19–20 веков. Здесь словно ведут диалог суровые экспонаты истории Явенги 30-х годов, говорящие о жертвах репрессий и лишениях, и яркие, звонкие предметы школьной жизни – свидетельства истории нашей Явенгской школы. Они говорят, что в жизни поселка было и мрачное, и светлое. Здесь строго и требовательно смотрят на нас глаза героев «Бессмертного полка», словно спрашивают: «А вы помните? Вы достойны?». В этом разделе много интересного: подлинные фронтовые письма, фронтовой дневник, осколок снаряда, горсть земли с Мамаева кургана, награды явенжан, участников Великой Отечественной войны, офицерский планшет и… обычная школьная тетрадочка в линейку. От корки до корки она исписана красивым аккуратным почерком. Это воспоминания о военных годах Екатерины Александровны Карпуничевой. Знакомая фамилия. Устремляемся в школьную рекреацию. Здесь развернута музейная экспозиция «Зал учительской славы», подходим к стенду: «Они руководили нашей школой». Вот она, знакомая фамилия:

«1940–1941 гг. директор школы Карпуничев Сергей Константинович

1941–1945 гг. директор школы Карпуничева Екатерина Александровна

1945–1951 гг. директор школы Карпуничев Сергей Константинович».

Как эстафету передавали супруги Карпуничевы руководство Явенгской школой, потому что Сергей Константинович был призван на фронт, защищал Родину и нашу Явенгу с оружием в руках.

Вчитываемся в строки воспоминаний Екатерины Александровны, оставленные в тоненькой школьной тетрадочке, перечитываем статью Сергея Кон­стан­тиновича, помещенную в альманахе «Ветераны», его наградные документы…

Нам захотелось представить, как они прожили эти годы вдалеке друг от друга, каждый на своем посту, что могли они писать друг другу в эти суровые дни, недели, месяцы.

Итак, история в письмах, какими они могли быть.

Она:

«Здравствуй, дорогой Сергей!

Как круто все изменилось в нашей жизни. Помнишь день 22 июня? Воскресенье. Мы все на нашем школьном стадионе. Идут соревнования, а в стороне на импровизированной сцене – номера художественной самодеятельности. У всех такое приподнятое настроение! И вдруг голос диктора по радио… Война! И вот тебя уже нет рядом с нами, а мне пришлось взять на себя нелегкие обязанности директора школы. Как я справлюсь со всеми заботами, не представляю. Но самое главное, как ты там?...

Он:

Здравствуй, Катюша! Расскажу о последних событиях. Из Вожеги нас довезли до Вологды. Там формировался особый Вологодский ударный батальон, куда мы и были зачислены. Из Вологды повезли на Тихвин. Сначала поезд домчал нас до станции Ефимовская. Дальше к Тихвину, захваченному фашистами, ехать было невозможно, железнодорожное полотно было разрушено, в воздухе то и дело появлялись фашистские стервятники. Наш батальон сразу же совершил семидесятикилометровый переход в сторону Тихвина и остановился на короткий отдых в одном из населенных пунктов.

Мы чувствовали приближение поля битвы: автомашины везли боеприпасы, продовольствие, военное снаряжение, всюду соблюдалась светомаскировка, часто и очень громко слышались выстрелы, разрывы мин. А в декабре, совсем недавно, мы были впервые обстреляны, но шальная пуля меня не задела. Начались каждодневные упорные бои. Наш батальон помогал частям Ленинградского фронта теснить фашистов к Тихвину. Отступая, немцы поджигали все дома, поселки на своем пути. На многие километры виднелось багровое пламя, и от этого чувствовалось, что фашистов нужно остановить как можно скорее.

Наконец, 9 декабря ночным штурмом наши вой­ска освободили Тихвин. В боях за овладение городом хорошо и смело действовал и наш коммунистический батальон. Эти бои были очень тяжелыми, в них мы потеряли много боевых друзей.

Она:

Война, конечно, от нас далеко, но отголоски ее доходят и к нам. Здесь ведь проходит важная железная дорога, поэтому и сюда забрасывали немецкий десант. Их сбросили с самолета в стороне Турово – Тюриково, раменские женщины рассказывали, что видели двоих в лесу, они у женщин еду отобрали. Потом их выследили и поймали. Но все равно тревожно.

В школе в 7-м классе введен урок военного дела, изучают строевую подготовку, виды оружия. Выкопали во дворе траншею в полный рост для укрытия на случай тревоги. Ребятам интересно, поэтому учителя и в других классах поддерживают их военный настрой: к доске выходят строевым шагом, в начале урока отдают рапорты, несут караульную службу. Так что готовая смена вам растет, только не дай Бог, если война затянется надолго и будет забирать в свои жернова наших мальчишек.

Он:

Милая Катюша, письмо твое получил, извини, что пишу не сразу, как я говорил раньше, были непрерывные бои, в которых мы все-таки отвоевывали Тихвин. Опишу тебе один случай. Когда мы перемещали пулемет, немцы незамедлительно открыли по нам огонь. Так как местность хорошо просматривалась, нам приходилось перетаскивать пулемет по частям по глубокому рыхлому снегу. Мои товарищи и я перенесли почти все его части, остался только щит, и я пополз за ним. Трассирующие пули вражеского пулемета со свистом ложились рядом. Прижимаясь к земле, я тянул за собой щит пулемета, привязанный ремнем к винтовке. Пострадала только шинель, простреленная в нескольких местах. Я думаю, это ты меня сберегла тем, что любишь и ждешь.

Она:

После того как ты ушел вместе с учителями-мужчинами, на смену приходят молодые девушки: Галя Белова – учитель немецкого языка, Ирина Бычкова – историк, Воинова Нина Ивановна – литератор, и еще биолог, математик, географ. А Лыкова Надежда Александровна, учительница физики, сумела выехать из Ленинграда. То, что она рассказывает о блокадном городе, ужасно. Но как держатся там люди!.. Молодежь к нам приехала замечательная. Все горят желанием передавать свои знания детям. Опыта, конечно, не хватает, но они не стесняются обращаться за помощью к нашим стажистам. Всегда с готовностью помогают им и Людмила Петровна Воинова, и Мария Федоровна Ламанская, и Нина Ефремовна Хама­линская, да и все остальные. Война накладывает отпечаток на все. Я замечаю, как по-матерински все они относятся к детям: встречают утром, смотрят, не обморозились ли, ведь одежонка у большинства такая ветхая, а на обувь и смотреть нельзя без слез. А ведь и самим учительницам непросто: тетради проверяют и к урокам готовятся при свете коптилок, дрова тоже приходится заготовлять самим.

Он:

Здравствуй, Катюша!

Пишу из Вологды, из госпиталя. Бои под Тихвином оказались очень жестокими. Погибли сотни человек из нашего вологодского батальона, а какие были ребята, не зря их называли «вологодские гренадеры». И то, что нам удалось отстоять Тихвин, это не случайно и это здорово, ведь теперь поезда могут доставлять грузы поближе к Ленинграду, который оказался в такой сложной обстановке. А мне еще повезло: я, хоть и раненый, но живой.

Госпиталь наш пересылочный, и меня, скорее всего, увезут дальше в тыл. Ты не беспокойся, все будет хорошо. Поцелуй от меня наших детей, пусть помогают тебе по дому.

Она:

Дорогой Сережа, ты опять отправляешься на передовую, и я очень за тебя волнуюсь... Здесь в тылу тоже стараются помочь фронту, и школа наша не стоит в стороне. Я уже тебе писала, как бедно одеты ребятишки, но когда стали собирать теплые вещи для фронта, принесли, кто что мог: свитера, шарфы, связанные своими руками рукавицы и носки, девочки старшеклассницы сшили кисеты, вышивали носовые платочки. Все это упаковывали в посылки и отправляли на фронт. Туда же вкладывали письма бойцам, обещая лучше учиться. А как быстро взрослеют наши мальчишки, они незаменимые помощники во всех полевых работах у себя дома и в колхозах. Да и школе помогают замечательно. Помнишь нашего школьного коняшку Рыжко? Летом мы ему заготовили сена, а зимой он нас здорово выручает. В Вожегу по делам на нем ездим, дрова на нем для школы заготавливаем, мальчишки тут незаменимы, куда мы, женщины, без них? А еще ездим по деревням: в Михеевскую, Максимовскую, Павловскую, где есть начальные школы. А люди нас там уже ждут. Рассказываем им о положении на фронтах, потом доклад на политическую или педагогическую тему, а затем художественная часть. Обязательно включаем какую-нибудь пьесу или сцену. Правда, мужские роли, как сам понимаешь, приходится играть женщинам, приклеиваем усы, бороду, только иногда девчата забывают туфли снять, так и ходят по сцене: в мужских брюках и на высоких каблуках. Но зрители всегда очень довольны.

Он:

Милая Катюша, здравствуй!

Какой прекрасный подарок ты мне преподнесла. Это, конечно, твой приезд в Горький, в наше танковое училище. Дни тянулись довольно однообразно. На улице лето, солнечные деньки, а мы целые дни в здании школы, где проходили наши занятия. Здание обнесено железной оградой, на улице у входа стоят часовые. И вдруг один из них крикнул, что жена приехала, мы даже фамилии не разобрали, чья жена. Поэтому на улицу бросилась чуть не вся группа, вероятно, каждый думал: «Не моя ли жена?». Но я оказался самым счастливым – ведь это моя Катечка приехала! Даже жалко было ребят, которые медленно пошли обратно в здание. Спасибо тебе, родная, что не побоялась в такую даль от родного дома приехать. Завтра, досрочно завершив учебу, мы возвращаемся обратно на фронт.

Она:

Начался новый учебный год. Технички наши молодцы, справились с ремонтом в школе, подготовили классы к занятиям. Но в сентябре мы почти не занимались – всей школой ходили помогать колхозу. Даже самые маленькие собирали колоски в поле после жатвы, а старшие помогали в уборке урожая: завязывали в снопы сжатый овес и ячмень, теребили и вязали лен. Всем дела хватало. С учебой потом нагоним, успеем, а тут до снега все во что бы то ни стало убрать надо. Это все понимают.

Как вы там питаетесь? Наверное, соскучился по домашним обедам. У нас, хоть и трудно со снабжением, но мы ведь дома. Осенью опять же Рыжко выручает. Ставим на дрожки бочки, корзины и едем в лес. Собираем грибы, ягоды, сами солим, сушим. Это большое подспорье к школьным завтракам. Пришкольный участок хорошо помогает. Он наш основной источник питания. Выращиваем там картофель, морковь, капусту, свеклу. Да и повар наша, Надежда Евгеньевна Петропавловская, от души старается из ничего приготовить повкуснее. На большой перемене ребята гурьбой бегут в столовую, а Надежда Евгеньевна наливает из большого котла в детские глиняные чашки горячую похлебку, сдабривая ее не сметаной и маслом, а улыбкой и словами о пользе овощей и обещает, что после войны приготовит наваристые щи с мясом. Скорей бы уж эта война кончилась и слова ее сбылись.

Он:

Катюша, ты за меня не беспокойся, у меня все нормально. А ты, главное, береги Нелю и Воло­дюшку, сохрани их в нынешних суровых условиях. Страшно хочется на всех вас посмотреть. Нас перебросили на южный фронт. Наверное, потом после войны (ведь кончится же она когда-нибудь!) по нашим передвижениям географию в школах можно будет изучать. Как живет наша Явенга? Как дела в школе?

Она:

Война идет и идет уже который год. Явенга притихла, словно замерла от тревожных дум: как там, на фронте? Женщины с надеждой и страхом ждут почтальона. Хорошо, если придет весточка от родных, а если… Во многие семьи пришли похоронки. Из явенгских уже нет в живых Крутковых Василия и Григория, Добрякова Александра Ва­сильевича и сына его Толи Добрякова. Погибли Саша Кудряшов из Даниловской, Вася Родионов из Падинской. Совсем недавно еще в школу бегали… Бедные матери, как они это переносят? Сердце разрывается, когда смотришь на детишек из этих семей. Да и все ребята стали другие. Помнишь, какой гомон стоял в школьных коридорах? А сейчас ребята бледные, малоподвижные, на переменах не бегают, а сидят тихо, как на уроках. Мне в РОНО сообщили, что можно наших детишек поддержать – обувь для них достать, и я поехала в Сокол, привезла оттуда мешок детских ботинок из материи на деревянной подошве. В семьях обрадовались такой поддержке, а мы, учителя, подумали: вот будет стуку по школе от этих деревянных подошв! Нет! Дети ходили тихо, и подошвы звучали глухо… Сережа! Береги себя, ты нам очень нужен!

Он:

Ты, Катя, может, удивишься, что я нахожусь сейчас в Румынии. Приехал через Польшу в первых числах сентября, на днях буду в Бухаресте. Живу хорошо, только забота о том, как вы живете. За это время снова проехал по Украине, Бессарабии. Достаточно воевал на своей советской земле. Пусть убедится Германия, что такое война и Красная Армия. Пусть сейчас они за все рассчитываются. Катюша, ты даже представить не можешь, какая богатая здесь природа, кругом виноградники, а яблок, слив, абрикосов – сколько душа желает. Как хочется с вами всеми встретиться, но сначала надо растерзать этого берлинского зверя.

Она:

А явенжане продолжают уходить на фронт, совсем молодые ребята: Чевский Веня, Коля Митюков, Игорь Тепляков. Недавно ушел Вася Носков из Михеевской. Может быть, помнишь, он закончил у нас 7 классов перед самой войной и уехал в Крон­штадт, учился там в ремесленном училище, рассказывал, что, когда началась война, они с пацанами прятались от бомбежек, потом Василий перебрался в Ленинград, работал на заводе, где делали снаряды. По льду Ладожского озера в марте 1942 года его вывезли из блокадного города, и он еле живой сумел добраться до Явенги, месяц лежал без памяти. А вот сейчас едва исполнилось 18 лет, призвали в армию. Не удивляйся, что я так подробно все знаю, в войну люди стали ближе друг к другу, делятся всем, что на душе.

Он:

Пишу из Чехословакии. Находимся близ городка Бан-Штявниц. Выполняя боевое задание командования, наш танк, как и другие, продвигаясь, вел огонь по опорным пунктам противника. Двигались с открытыми люками, чтобы лучше ориентироваться в условиях города. Я всматривался в окружающую меня местность. Вдруг метрах в 70-и перед нами оказалась группа немцев, все в белых халатах. Это был орудийный расчет, который готовился открыть огонь по нашим танкам. Но упреждающим осколочным снарядом нашего танка орудийный расчет врага был уничтожен.

Предстояло преодолеть крутой подъем, и гусеницы танка начали на середине подъема буксовать на месте, танк не двигался и задерживал всю колонну. Необходимо было набросать под гусеницы досок, стреляных гильз, лежащих на обочине. Из танка выскочил помощник механика, на помощь ему поспешил я сам, и вдвоем мы быстро справились. Танк по моему сигналу тронулся, и в этот момент снайперская разрывная пуля «прошила» мне левую ногу выше колена, скорее всего, отправят в тыл в госпиталь. Как досадно! По всему чувствуется, что идут последние дни вой­ны, что победа не за горами. Как здорово ощущать, что мы выдержали это суровое испытание. Я горжусь тобой, моя милая, ты сумела сохранить наших детей, ты справилась со всеми трудностями в школе. Какая прекрасная стоит весна!..

Да, это была прекрасная весна 45-го года! Была огромная радость со слезами на глазах, и полная достоинства гордость за тех, кто воевал, за тех, кто выстоял в тылу. Вновь и вновь перебираем экспонаты школьного музея в отделе военных лет. Нет, это не просто экспонаты, это души людей, трепещущие в этих предметах. Это живая память о прошлом. Эта память тревожит нас и сегодня, подсказывает, наставляет, помогает…