Информационно-методический и научно-педагогический журнал

bbs teen child fuck bbs

Аннотация:

В статье рассматриваются основные вопросы по пилотному внедрению системы персонифицированного финансирования: механизм действия, возможные результаты.

Ключевые слова:

Дополнительное образование; финансирование; пилотный проект.

Сегодня в Российской Федерации отсутствуют какие-либо гарантии общедоступности и бесплатности дополнительного образования детей. Их закрепление не предполагается ни Конституцией, ни законодательством в сфере образования, ни прочими законами. Фактически система дополнительного образования существует «по традиции» и в большинстве случаев предлагаемые ею детям программы также «традиционны».

В то же время в соответствии с Федеральным законом «Об образовании в Российской Федерации» от 29 декабря 2012 года дополнительное образование детей направлено на обеспечение их индивидуальных потребностей в развитии и самосовершенствовании, что предопределяет приоритет ребенка перед программой, то есть дополнительное образование должно отвечать потребностям ребенка. На практике организация и финансирование государственных и муниципальных организаций осуществляется по принципу «есть программа – кто-нибудь все равно придет учиться». Подтверждением этого тезиса являются востребованность у платежеспособного населения платного образования, невысокие показатели сохранения контингента в муниципальных учреждениях. Таким образом, доступность дополнительного образования – это не просто наличие бесплатных кружков и секций, а возможность ребенка получить такое бесплатное образование, которое соответствует его индивидуальным потребностям.

Представленная проблематика нашла отражение как в указах и поручениях Президента Российской Федерации, так и в иных концептуальных документах федерального уровня. Так, Президентом России поставлена задача увеличить охват юных граждан дополнительным образованием при одновременном изменении источника его финансирования. Предусматривается введение к 2018 году именных сертификатов для детей на получение гарантированных бесплатных услуг дополнительного образования. Введение системы персонифицированного финансирования, в рамках которой за детьми закрепляется гарантированный объем средств, который может быть направлен на оплату получаемого ими дополнительного образования, обусловлено приоритетом Концепции развития дополнительного образования детей в Российской Федерации. Следовательно, на уровне указов и поручений Президента фактически установлено, что управление системой дополнительного образования должно строиться на принципах обеспечения для детей гарантии получения и оплаты того образования, которое они выберут.

Действующее распределение полномочий между местным и региональным уровнем, требования к порядку финансового обеспечения оказываемых образовательными учреждениями услуг, разнообразие программ дополнительного образования, реализуемых образовательными организациями, мобильность детей и их возможность получать дополнительное образование одновременно в различных организациях ставят перед нами серьезный вопрос: если мы собираемся закрепить и реализовать гарантию на получение детьми бесплатного и доступного образования – в чем же она будет выражаться? Предположим, что гарантия бесплатности и доступности заключается в том, что каждый ребенок может бесплатно ­обучаться в одном кружке, что тогда? Не приведет ли это к тому, что желая сэкономить бюджетные средства, органы власти будут сокращать дорогостоящие кружки и развивать лишь кратковременные и дешевые программы? Не станут ли родители, желая получить от государства максимум, записываться на дорогие программы, не всегда при этом соответствующие потребностям их ребенка? А если этого каким-либо чудом не произойдет, то можно ли считать разнозначной гарантию, когда один ребенок обучается по выбранной им программе один час в неделю, в то время когда другой 6 часов?

Но если нормирование программ невозможно в силу их разнообразия и общих принципов дополнительного образования, то остается возможным нормирование бюджетных расходов в расчете на одного ребенка. То есть равные гарантии могут быть прямо выражены в равных обязательствах по оплате выбираемого и получаемого детьми образования. При этом такие обязательства могут, а в соответствии с положениями Концепции развития дополнительного образования и должны определяться рублем. Таким образом, сертификат дополнительного образования – это свидетельство того, что государство гарантирует ребенку, его родителям, организациям в которые он приходит учиться, что оно (государство) непременно заплатит за обучение данного ребенка. В таком аспекте сертификат – это дополнительный кошелек родителей, деньги в котором лежат на цели получения их ребенком дополнительного образования.

Но, как и любой мудрый родитель, государство не станет оплачивать то, что неполезно и неинтересно ребенку, а также не станет платить больше, чем на самом деле стоит образовательная программа. Перечень поставщиков образовательных услуг (будь то муниципальное учреждение, негосударственный центр образования, индивидуальный предприниматель, даже репетитор), где может быть использован сертификат, перечень образовательных программ, которые может выбрать ребенок, определяются квалифицированным оператором по открытым критериям в соответствии с заявительным принципом. Это значит, что если нет действительных причин не допустить организацию в систему, она будет допущена в нее, если образовательная программа сделана на совесть и для детей, она будет доступна для выбора детьми. Так же обстоит дело и с объемом средств сертификата, которые могут быть направлены на оплату образовательных услуг. Оператор определяет нормативную (подразумевается – справедливую) стоимость каждой образовательной программы – то, сколько она должна стоить, если ее реализовывать в соответствии со всеми требованиями и без наценки. Вот эту нормативную стоимость государство готово заплатить. Но если, например, частная организация уверена, что ее программа настолько интересна родителям, что ее можно «продать» дороже, она может предложить родителям программу с небольшой доплатой (при этом ранее родители оплачивали у частника всю стоимость программы). Государство не запрещает устанавливать такие «завышенные» цены, но, во-первых, дает родителям четкий сигнал об этом завышении, а во-вторых оплатит только справедливую стоимость.

Но что будет с сертификатом после выбора ребенком программы? То же, что произошло бы и с кошельком родителя после того, как он заключил договор на образование: деньги в объеме, необходимом для оплаты всей услуги, будут помещены в специальное отделение кошелька (резерв), откуда будут помесячно направляться в организацию, оказывающую услугу. Будут ли это все деньги из кошелька? Только в том случае, если программа очень дорогая, в ином случае в резерв будет направляться лишь часть средств сертификата, а на остаток можно будет выбрать еще одну или несколько других программ. И так до тех пор, пока все деньги не окажутся в специальном отделении.

Как и любое качественное изменение механизма управления, внедрение персонифицированного финансирования в систему дополнительного образования не должно происходить без учета возможных последствий, а также имеющихся ограничений. Очевидно, что при введении новой социальной гарантии, необходимо предусмотреть ее адресность. Базовый уровень услуг, обеспечивающий удовлетворение основных потребностей развития ребенка, должен быть гарантирован всем детям, желающим получать дополнительное образование. Но также важно обеспечить гарантии (номинал) сертификата для детей с особыми образовательными потребностями (талантливые дети, дети с ограниченными возможностями здоровья и пр.), а также детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. В целом пилотное внедрение системы персонифицированного финансирования в ряде регионов страны, осуществляемое сегодня, – это лишь первый управленческий и экономический шаг к переходу к системе дополнительного образования, построенной на принципе: прежде всего важен ребенок и его интересы, а не спор между муниципальными и негосударственными организациями.